к покупкам

Как доказать, что булимия не навсегда?

17.11
1390
Журнал Реальная история Как доказать, что булимия не навсегда?

Чаще всего люди с булимией не хотят рассказывать о своей болезни. Держат в секрете компульсивные переедания и очищение с помощью рвоты. Им кажется, что их не поймут, а возможно, осудят. Оля тоже раньше так думала. Но сейчас полностью излечилась, воспитывает детей и ведет блог в Инстаграме. В своей истории она рассказывает, как боролась с булимией, почему это было сложно и что именно помогло. 

 

Я лежу на полу в ванной, задыхаюсь от плача и кричу в трубку: «Не хочу больше есть, не хочу, чтобы меня тошнило! Не хочу жить!» Звоню в службу доверия. Две сотрудницы меня успокаивают. Говорят: «Приходите к нам в больницу на прием. Мы поможем». От испуга я бросаю трубку. Так выглядела моя первая попытка рассказать, что у меня булимия.

Меня зовут Оля, мне 38 лет. Сейчас я живу в Греции и веду в Инстаграме блог о расстройстве пищевого поведения (РПП). А еще, чтобы помочь девушкам с булимией, я провожу психологические курсы. Раньше я тоже болела. Мне нужна была помощь. Чтобы прийти к здоровой, счастливой жизни, понадобилось 15 лет. На самом деле вылечиться можно было бы и быстрее. Почему не получилось? Сейчас объясню. 

Я не заметила начало болезни

В 7-м классе все девочки начали соревноваться, кто быстрее похудеет. В 90-е годы в моде была нездоровая худоба — параметры 90–60–90. Чтобы быть похожими на моделей, мы с подругами сидели строгих диетах, иногда голодали, без рецепта пили непонятные таблетки. В общем, делали все, чтобы сбросить вес. Так я попала в ловушку.

Тогда я еще не осознавала, почему именно я заболела булимией. У одноклассниц все было нормально. А потом поняла: к нездоровому питанию добавился стресс. Мои родители разводились. Это стало для меня психологической травмой и предпосылкой к РПП. 

Каждый день я переедала. Потом вызывала рвоту, делала клизмы — и снова переедала. Взрослые об этом не знали. Но подруги слышали, как я закрывалась в школьном туалете — иногда на несколько часов — и «чистилась». Я могла делать это в любое время и в любом месте: на учебе, дома и даже на улице. Главное, чтобы под рукой была бутылка воды, — умыться.

Было страшно делиться переживаниями 

Казалось, что я такая одна. Первая попытка рассказать о булимии была в 16 лет. После очередного срыва я не хотела жить. Тогда я позвонила в службу доверия и попросила о помощи. А когда эту помощь предложили — пригласили к врачу, — я испугалась и бросила трубку. 

Я не хотела оставаться с этой проблемой наедине. И решила рассказать маме и сестре о том, что со мной происходит. Сестра съехидничала. А потом много раз подшучивала надо мной: говорила, что я сумасшедшая. Мама же просто не знала, как мне помочь, и игнорировала ситуацию. Пару раз она покупала мне какие-то таблетки для похудения, которые рекламировали по телевизору, и водила к психологу. Но это не помогало. Я жила в Хабаровске, местные врачи мало что знали о булимии: они просто не могли поставить мне диагноз и назначить лечение. 

Способы лечения неизвестны

После окончания школы я перебирала вещи в своей детской комнате и нашла старый ежедневник. Там была запись: «Сегодня я в последний раз вызываю рвоту, а в понедельник начнется новая жизнь. У меня получится». Вдруг я осознала, что сейчас, спустя три года, я пишу в дневнике то же самое. Мне стало страшно.

Я полезла в интернет. По симптомам я определила, что у меня булимия. А потом, что «способы лечения неизвестны». Эта фраза определила следующие 10 лет моей жизни. Если бы не она, вероятно, я была бы здорова намного раньше. А так решила, что, раз о болезни никто не знает, нет смысла о ней кому-то рассказывать. Моей задачей стало просто выжить. 

Булимия принимала решения за меня

Я не чувствовала себя живым человеком. Особенно это ощущалось после школы. Чтобы отвлечься от болезни, я искала приключения. 

Пила алкоголь. Принимала наркотические вещества. Дружила с плохой компанией и тысячу раз оказывалась в опасности. 

Из за низкой самооценки я не чувствовала себя привлекательной. Доказать себе, что это не так, помогал только секс. Мне нравилось видеть, что я востребована как женщина. Я вела себя доступно. 

Было ощущение, будто я живу не своей жизнью, — кто-то живет ее за меня. В попытках найти себя и забыть о болезни я принимала сумасшедшие решения. Так я переехала из родного города Хабаровска в Москву, а оттуда — в Грецию.

Ситуация осложнялось тем, что периодически у меня не было денег. Я занимала крупные суммы у знакомых. Все для того, чтобы снова объесться и вызвать рвоту. Когда денег не было, я ела не совсем съедобные вещи: например, смешивала муку с водой. Так я заполняла желудок. Все эти сложности приводили к попыткам суицида. Их было три. Верю, что меня уберегли высшие силы.

А потом начался протест

После третьей попытки умереть я проснулась, осознала, что жива, и сказала себе: «Если до меня никто не мог вылечиться от булимии, я буду первой. Найду этот способ, стану здоровой».

Тогда я начала бороться за жизнь. Каждый день контролировала эмоциональное состояние и не давала себе снова сорваться. Я училась жить без страха и желания очиститься. Помогло саморазвитие. Я читала книги по психологии, разбирала свои травмы, занималась йогой. Заново знакомилась с собой и училась себя любить.

Я даже вела календарь срывов: отмечала дни, когда вызывала рвоту. Со временем таких дней становилось все меньше. Спустя 15 лет борьбы с булимией у меня появился любящий муж и получилось забеременеть. На момент первой беременности у меня уже три года не было срывов. Я была абсолютно здорова. 

Бывшие булимички бывают

Я много раз слышала, что бывших булимичек не бывает, — как и алкоголиков, и наркоманов. Сейчас я точно знаю, что это не так. Я вылечилась, а значит, другие тоже могут. Да, задача непростая, но счастливая жизнь стоит этих усилий. 

Теперь я помогаю победить болезнь другим девушкам. К этому я пришла, когда начала вести блог. Рассказала свою историю — и получила десятки откликов от тех, у кого такая же проблема. Тогда я поняла, что не могу и не хочу оставлять их без помощи. А еще я написала книгу «Исповедь бывшей булимички» и посвятила ее больным булимией. Чтобы они не чувствовали себя одинокими и знали, что выход есть. 

Сейчас я веду курс психологической помощи: он состоит из 12 блоков и идет три месяца. После таких групповых занятий большинству участниц становится легче. Изо дня в день я доказываю им, что булимия — не навсегда. Так же, как я доказала это себе. 

Поделиться статьей: