к покупкам

Когда стоит идти к наркологу?

12.10
1935
Автор: Динара Сыраздинова, психиатр
Журнал На слуху Когда стоит идти к наркологу?

Многие считают, что задача этого врача — выводить страдающих алкоголизмом из запоя и кодировать их на радость измученным женам. Не только. Нарколог лечит любую зависимость, даже от сладкого или видеоигр. Рассказываем, кто он такой, как лечит, и почему обращаться к нему не страшно и не стыдно.

Кто это такой

Это врач, который лечит зависимость. Вот как им становятся: сначала поступают на учится на лечебном или педиатрическом факультете, а потом идут в ординатуру по психиатрии и на курс профессиональной переподготовки по наркологии. Есть путь легче — сразу поступить в ординатуру по психиатрии-наркологии, но название этой специальности обманчиво. Такой врач лечит только наркологических пациентов, а консультировать людей с шизофренией или депрессией он не имеет права. 

Главная стезя наркологов — алкоголизм и наркомания, реже они работают с табачной и игровой зависимостью. В государственных больницах наркологи следят за пациентами, состоящими на учете по наркологическому заболеванию — за теми, кто «попался» на неподобающем поведении или попадал в психиатрический стационар.

«Врачи психиатры-наркологи работают с любыми видами зависимостей. Чаще всего к ним обращаются пациенты с алкогольной зависимостью и наркотической, — говорит психиатр клиники «Семейная» Николай Назарьев. — Табачная зависимость — это тоже к врачу наркологу. А вот зависимость от гаджетов, игр и пищевые расстройства лечит психиатр».

Как он работает

Наркологи ассоциируются у большинства людей с кодированием и гипнозом. Это традиционные методы лечения алкоголизма в СССР. Главный метод кодирования — по Довженко. Делают так: человек две недели не пьет и приходит к врачу. Он  внушает человеку отвращение к алкоголю и страх перед рюмкой, а затем отпускает в новую счастливую жизнь. Некоторые клиники «кодируют» лазером или даже выбивают зависимость кнутом. Близкий к кодированию метод — «подшивка» на трезвость. Человеку подкожно вводят имплантат или укол вещества, нейтрализующего действие алкоголя. 

Оба способа называются и выглядят красиво, но почти не работают. Врач снимает ответственность с больного за лечение, не требует от него усилий. Терапия похожа на волшебство или заговор целителя — отшептали, и все прошло. Как только названный срок или депо инъекции заканчивается, человек возвращается к рюмке. 

Главный нарколог Ленинградской области Евгений Крупицкий называет кодирование «наукообразно декорированным шаманством», намекая на отсутствие эффективности у большинства пациентов. 

Зависимость подчиняет себе всю жизнь человека, поэтому «отшептать» ее невозможно. Изменить предстоит многое: внутренние установки, способ реагирования на стресс и привычки. Важно удалить человека из прежнего окружения, так как зависимые часто общаются с такими же зависимыми, многие из которых не хотят лечиться и не признают себя больными. Оставаться в компании с такими людьми опасно — можно вернуться обратно в употребление, и усилия пойдут в никуда.

«Кодирование» не относится к доказательным методам лечения алкогольной зависимости. Вероятнее всего, отсутствие результатов кодирования связано с тем, что большинство пациентов после проведения данной процедуры не находятся под наблюдением врача -нарколога, — объясняет психиатр, специалист по аддикциям Европейского медицинского центра, к.м.н. Максим Титков. — Чтобы поддерживать ремиссию, нужно наблюдаться  у профильного специалиста, а в случае обострения — вовремя скорректировать лекарственную терапию».

Если зависимость связана с принятием веществ, лечение часто начинают с детоксикации — капельниц, ускоряющих выведение наркотика или этилового спирта из организма. При алкогольной зависимости назначают дисульфирам. Он нарушает метаболизм алкоголя, останавливая его на промежуточной стадии ацетальдегида — тканевого яда. Он вызывает тошноту, рвоту и головокружение, закрепляя негативные впечатления от алкоголя в психике.

«Алкогольная зависимость — это хроническое заболевание. Оно протекает с обострениями и ремиссиями. В обострении пациент принимает алкоголь ежедневно в течение определенного периода времени. При резкой отмене алкоголя возникает алкогольный абстинентный синдром. Его лечат в специализированных наркологических стационарах, так как это тяжелое состояние может сопровождаться развитием психических нарушений и обострением других заболеваний, — поясняет Максим Титков. — После лечения абстинентного синдрома подбирают специфическую противоалкогольную терапию для того, чтобы уменьшить патологическое влечение к алкоголю и уменьшить возможные нарушения, связанные с его приемом — тревогу и бессонницу. Используют нейролептики, антидепрессанты и противотревожные средства. К специальной противоалкогольному лечению относятся 2 препарата: налтрексон и дисульфирам. Налтрексон и его пролонгированная форма Вивитрол — это блокаторами опийных рецепторов. Они снижают эйфоризирующее действие алкоголя в случае срыва, из-за чего уменьшается потребность в приеме алкоголя».

С зависимыми работают психологи. Многие из них рассматривают зависимость как неправильную, дезадаптивную реакцию на стресс жизни. В психотерапии человек учится нормально реагировать на сложности и перерабатывать их здоровым путем — об этом мы уже писали. Навык стрессоустойчивости — один из тех, которым учат на программе «12 шагов». Это психологический цикл постепенного избавления от зависимости через перестройку внутренних убеждений и реакций на стимулы внешнего мира. Важно, чтобы в лечении не было религиозной подоплеки — так можно угодить в секту. 

Кому нужно идти к наркологу

Обычный человек видит нарколога редко. Он нужен, чтобы получить справку для ГИБДД или при устройстве на работу. Врач задает стандартные вопросы и просит показать руки — этого достаточно, чтобы получить желаемую бумагу. Врачи привыкли к стандартным ответам про алкоголь по праздникам и к удивлению при вопросе о наркотиках.

«Первое, на что нужно обратить внимание — это наследственность, — говорит Максим Титков. —  Если в семье были родственники, которые злоупотребляли психоактивными веществами, либо проходили лечение от алкогольной или наркотической зависимостей, лучше полностью прекратить прием алкоголя или максимально ограничить его прием. В случае отягощенного семейного анамнеза риск развития зависимости выше, чем у обычного человека».

Сам человек приходит к наркологу с зависимостью — состоянием, когда алкоголь, наркотики, азартные игры занимают слишком много места в его жизни. Часто до обращения к врачу он десятки раз пробует бросить сам — и не получается. Важно прийти к наркологу как можно быстрее, пока зависимость не поглотила все сферы жизни и не превратила ее в руины. Обращаться к наркологу не стыдно — это такой же врач, как кардиолог или эндокринолог. Он не передаст сведения в полицию и не поставит на учет — только если пациент захочет сам.

«У алкогольной зависимости три стадии. Чаще всего к наркологу обращаются  на второй, когда возникает абстинентный синдром и формируются запои либо постоянная форма злоупотребления алкоголем. Но первые признаки формирования алкогольной зависимости можно заметить за несколько лет до запоев. Это рост количества выпиваемого алкоголя и снижение контроля его приема алкоголя, когда человек не может выпить меньше определенной дозы. Например, когда человек планировал выпить бокал вина в ресторане с семьей, а выпивает бутылку вина или больше, — рассказывает Максим Титков. — Также настораживает регулярный прием алкоголя —  каждые выходные дни, каждую пятницу или каждый вечер. Реже встречаются состояния, которые называются «алкогольными палимпсестами» — короткие эпизоды потери памяти после приема любых количеств алкоголя. Если человек отмечает у себя один из перечисленных симптомов, стоит проконсультироваться с наркологом. Есть тест — пройти его можно на странице Всемирной организации здравоохранения».

Еще одна категория пациентов — созависимые. Это матери, жены или мужья, девушки, друзья и коллеги, которые тянут на аркане зависимого человека к врачу, чтобы «закодировать» или «загипнотизировать», привив ему ненависть к рюмке или шприцу. Зря: человек уходит от зависимости только по своему желанию, приняв решение и взяв за него ответственность. Ни кодирование, ни мольбы, ни слезы не заменят его твердого решения. С созависимыми работают психотерапевты и психиатры, а лечение в их случае направлено не на выздоровление пьющего, а на выход из патологических отношений и обретение своего смысла жизни.

«Людей с зависимостью лечат когнитивно-поведенческой психотерапией, проходят мотивационное интервью, — дополняет Максим Титков. — Есть группы Codependents anonymous для родственников. Комплексный подход улучшает прогнозы на фоне лекарственной терапии пациентов с зависимостями».

Важно знать

  • Нарколог — это доктор, окончивший ординатуру. Не медбрат, не психолог и не выпускник волшебных курсов
  • Понять, что человек зависим, легко: вещество или действие занимает слишком много места в жизни, а отказаться от него не получается
  • Зависимость лечат комплексно, а кодирование снимает ответственность с человека и обычно не работает
  • Созависимым родственникам, супругам и друзьям тоже надо лечиться, но у психолога и психиатра. 
Поделиться статьей: